Учителя России СМИРНОВ Б.Л. ФЕДОРОВ Н.Ф. ДАНИЛЕВСКИЙ Н.Я.
БИБЛИОТЕКА ВЫСКАЗЫВАНИЯ ФОТОАРХИВ НОВОСТИ ГОСТЕВАЯ КОНТАКТЫ

Федоров Н.Ф.

Об условности пророчеств о кончине мира

Статьи религиозного содержания
из II тома «Философии общего дела»
Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Россия | Федоров Н.Ф. - Общее Дело
Описание
Отзывы

из II тома "Философии общего дела"

Вера, дело и молитва
Религия - культ предков и воскрешение
Еврейская суббота и христианское воскресенье
О православии и символе веры
Православие в его отличии от эгоизма и альтруизма
Смысл Евангелия от Иоанна и Евангелия вообще
Молитва о всеобщем спасении
Рай или ад? Или чистилище?

Об условности пророчеств о кончине мира

Искушение по вопросу о смертной казни
Регуляция метеорическая, как исполнение молитвы "Хлеб наш (т. е., трудом приобретенный) даждь нам (т. е., всем) днесь"
Обыденное разрушение Храма; самого великого, самого святого Храма, Храма живого
Неделя о Лазаре
Вифания
В чем состоит наша "Мессиада"?
"Великая кончина" Будды и великий пяток
Гениальный разбойник
Сотник в Капернауме и при кресте
О Ренане
"Человек есть существо погребающее"
Православный погребальный обряд и его смысл
О церковно-народном творчестве, а "по-ученому" - о "местных выдумках"
К вопросу о праздновании дня Пресв. Троицы
О секуляризации как профанации
Для чего нужен календарь?
Дочь человеческая как примирительница
Порабощение творца творению в новейшем протестантизме
В оправдание...
Приговор и несколько слов в оправдание

из III тома «Философии общего дела»

XIX-ти вековой юбилей Рождества Христа - примирителя, собирателя, объединителя
Что значит поклонение младенцу?
Три дара указывают на Христа как на воскресителя
Роспись храма над могилами
Христос - мученик долга воскрешения, за исполнение этого долга пострадавший
Согласно с Церковью
Как нужно читать Евангелие?
За исключением Евангелия Никодима
По смыслу Нагорной проповеди
[Заповедь "Шедше, научите" - божест]венного происхождения
Еще, паки и паки о молитве
Символ веры, согласно заповеди собирания
Вера только тогда примирится со Знанием
Дело Воскрешения, призыв к нему
Внехрамовая литургия и внехрамовая Пасха
Переход от города к селу
Выражение, принадлежащее, кажется, Епифанию
Протестантизм есть отрицательная религия
Заметки по поводу письма Ю. Самарина к баронессе Раден
О первом нравственном соборе в Берлине
Для истинного христианства
По поводу речи Анатолия А. Спасского...
Мысли о философии религии
Хотя запрос о храмах обыденных к Мак-Гахан
Три ужаса
В нынешнюю Пасху редакция "Московского Листка"
Отправка послов для отыскания обряда
Упрек Православию
Великое значение внешности, внешнего выражения,...
Церковное распределение чтений
Все двенадцать Евангелий
Настоящее Евангелие утрени Великого Пятка
Пасха как решение вопроса о ценности жизни
Какое участие должна принимать церковь и как должна приготовлять народ к коронационному акту?
Религиозно-этический календарь
О празднике и службе Троице, что было бы завершением богослужебного устава
Проповедь на день тезоименитства государя императора Николая II (6 декабря)

Комментарии

из II тома "Философии общего дела"
из III тома "Философии общего дела"
Вверх


Об условности пророчеств о кончине мира

Лучшего начала для такой статьи не может быть, как следующая молитва сиро-халдеев 21:

"Испрашиваем также Твоего милосердия для всех наших врагов и всех ненавидящих нас, для всех умышляющих зло против нас. Не о суде или мщении молимся Тебе, всемогущий Боже, но о сострадании и спасении и отпущении всех грехов, ибо Ты хочешь всем человекам спастися и в разум истины идти" (Католикос Востока и его народ. С. Пб. 1898, стр. 42, 43)22.

Такая молитва - не единственная у сиро-халдеев*, которые вступили с нами в общение25 и у которых такие молитвы было бы весьма своевременно позаимствовать теперь, когда даже против дела умиротворения пробуют воздвигать возражения будто бы на основании пророчеств о кончине мира.

---------------------

Вопросу об условности пророчеств о кончине мира следует предпослать объяснение "Закона и пророков"26 в ученом смысле и в смысле религиозном. Священное деление книг Св. Писания резко отличается от деления ученого: священное деление не знает догмата, а знает закон, то есть требует дела; оно не отделяет истории от пророков, то есть деяния от слова. Для ученых же пророк есть созерцатель, то есть ученый, имеющий своим предметом знание будущего, как события рокового, фатального. Евангелие же, согласно со священным делением древности, знает "Закон и пророки", то есть знает закон и обличителей беззакония, влекущего за собою кару наказания городу, народу и всему миру, однако не фатально, что было бы научно, но не-религиозно, или было бы истиною только для сословия, обреченного лишь на бездейственное мышление.

Евангелие знает Закон, а не одних лишь обличителей беззакония, то есть греха, как причины смерти и всех бедствий. Ученые хотят в истории, которая, как факт, есть само беззаконие, открыть закон. Они признают детерминизм, фатализм, неизбежное; но не хотят признать историю как проект всеобщего искупления, в чем и заключалось бы отрицание детерминизма и фатализма. По Евангелию Закон и пророки это - Царство Божие, то есть объединение всех; это - мир; а пророки это - обличители "царства мiра сего", розни, вытеснения, словом - "мiра" и, вместе с тем, пророки - востановители Закона, то есть мира. Если же взять обе заповеди, на которых утверждаются весь Закон и пророки, то исполнение этих двух заповедей заключалось бы в любви всех всеми силами к Богу отцов.

Существует также два деления заповедей по скрижалям Закона*. По ученому делению на 1 й скрижали помещаются 4 заповеди, то есть отцы (о коих говорит 5 я заповедь) отделены здесь от Бога. Это деление настолько же бездушно и бессердечно, насколько, с чисто научной точки зрения, оно логично. Очевидно, оно составлено учеными, но не сынами человеческими, для которых отделение отцов от Бога невозможно, немыслимо.

От принятия той или другой точки зрения на значение Закона и пророков зависит и взгляд на безусловность или условность кончины мира. Рассмотрение пророчеств о ней надо начинать с пророчества о гибели Ниневии. Если книгу Ионы, первого пророка первой мировой империи, следует признать, как это делает Властов28, общим вступлением в отдел пророческих книг не ветхозаветных только, но и новозаветных, то все сказанное против безусловности пророчеств о разрушении Ниневии еще с несравненно большею силою может быть сказано и против безусловности пророчеств о разрушении всего мира, ибо Бог пророка Ионы есть Бог и творца Апокалипсиса. Было бы большою дерзостью подумать, что Христос мог бы выказать сожаление о неисполнении пророчества о разрушении мира. Странно также было бы, если бы Апостол любви не благодарил бы Бога за то, что откровение о гибели мира не исполнилось. Послушаем, что говорят по этому поводу сами пророки от лица Бога-Судии, но и Бога-Отца: "Иногда", говорит Иеремия, "я скажу о каком либо народе и царстве, что искореню, сокрушу и погублю его. Но если народ этот, на который я это изрек, обратился от своих злых дел, я отлагаю то зло, которое помыслил сделать ему (Иерем. XVIII, 7 и след.) "Господь благ и милосерд", восклицает Иоиль (Иоиль, II, 13-14), Господь долготерпелив и многомилостив и сожалеет о бедствии. Кто знает, не сжалится ли Он?" Вот свидетельства самих пророков; а ссылающиеся на них дерзают утверждать: "наверное - не сжалится! не может сжалиться!.."

Будет ли кончина мира катастрофою, или же мирным переходом, без войн, без естественных бедствий, - это зависит от того, останутся ли люди противниками воли Божией, останутся ли они в состоянии вечной вражды или же, объединясь, станут орудием воли Божией в деле обращения разрушительной силы в воссозидательную.

Для многих, впрочем, самый вопрос об условности кончины мира, даже самое желание видеть его спасенным представляется уже ересью. Но таким безжалостным мыслителям, превращающим Создателя мира в губителя его, придется предварительно забыть слишком ясные слова Спасителя мира: что Он не желает гибели ни единого, а хочет, чтобы все спаслись и в разум истины пришли. Не говоря уже о таких безусловно очевидных притчах, каковы притчи о блудном сыне, о заблудшей овце, о потерянной драхме, о работниках последнего часа, -даже в тех притчах, на которые обыкновенно ссылаются в доказательство кончины мира, сопровождаемой вечными мучениями, проходит в действительности та же мысль о возможности спасения всех. Если притча о 10 девах29 оканчивается словами: "Итак, бодрствуйте!" то, очевидно, она имеет целью спасение не пяти, а всех десяти, хочет, чтобы все десять стали разумными, ибо следующая затем притча, о талантах30, выражает собою не одинаковое отношение к делу разных лиц, отношение не безразличное к различию способностей и призваний; ясно, что для спасения всеобщего нужно не только соединение всех людей, но и употребление в деле всех людей, но и употребление в дело всех различных сил их. Заключение же притчи о талантах: "имеяй уши слышати, да слышит" ясно указывает, что это - проповедь, вразумление, в крайнем случае - угроза, а не бесповоротное пророчество. Проповедь же внушает то, что должно исполнять, то, следовательно, что может быть исполнено, а не то, что неизбежно, роковым образом должно произойти.

Только неисполнение требуемого этими притчами, то есть отказ от соединения всех сил всех людей для всеобщего спасения, влечет за собою наказание, выраженное в последней притче о козлищах и овцах31, то есть, грозит первым - вечными муками, а вторым - созерцанием этих мук.

  • * Литургия Нестория23 совершается у них всего лишь пять раз в году, в том числе в Среду общественного моления ниневитян24. В чем состоит это общественное богослужение? Не молятся ли они об избавлении от бедствий, предсказанных в третьем евангелии и в Апокалипсисе?.. На основании "молитвы за угнетателей" можно бы молиться и о спасении Антихриста.
  • * Первоначальное "Десятисловие"27 делилось на две скрижали, по 5 заповедей в каждой. Тогда 1 я, "наибольшая" заповедь, любви к Богу отцов, заключала все пять заповедей 1 й скрижали, то есть, обязанности по отношению к Богу и отцам (земным символам Отца Небесного, по Филону). 2-я же заповедь, "подобная первой", заключала пять заповедей 2 й скрижали (обязанности к ближним). Помещение же в 1 й скрижали только четырех заповедей, а во 2 й - шести, надо полагать, - деление позднейшее. Оно отделило 5-ю заповедь (а с нею и отцов) от Бога. Не есть ли такое деление выражение философского бездушия? В душе философов или вообще ученых все лишается жизни; своим делением заповедей, отделившим отцов от Бога, они лишили жизни отцев. По этой же причине, конечно, Христос, оживший в душах рыбаков, умер в душах ученых профессоров.

Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Россия | Федоров Н.Ф. - Общее Дело
Заходов на страницу: 4415
Последний заход: 2018-04-18 13:29:41