Учителя России СМИРНОВ Б.Л. ФЕДОРОВ Н.Ф. ДАНИЛЕВСКИЙ Н.Я.
БИБЛИОТЕКА ВЫСКАЗЫВАНИЯ ФОТОАРХИВ НОВОСТИ ГОСТЕВАЯ КОНТАКТЫ

Федоров Н.Ф.

Заметки к работе «Вопрос о братстве, или родстве...»

Статьи философского содержания из III тома «Философии общего дела»
Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Россия | Федоров Н.Ф. - Общее Дело
Описание
Отзывы

из II тома "Философии общего дела"

Творение и воссоздавание
В чем свобода?
Два исторических типа мировоззрений
Об ограниченности западного "Просвещения"
О мировой целесообразности
Метафизики и агностики
Страшный суд философии
Иго Канта
Вариант статьи "Иго Канта"
О двух "критиках": городской, мещанской и сельской, крестьянской
Аксиомы Канта, как основы его критики
Кантизм, как сущность германизма
Знание и дело. - О двух разумах и двух сословиях или, вернее, о выделившемся из народа сословии
О пределах из "вне" и из "внутри"
Что такое постулат практического разума?
Призрачная автономия
Три разума и единый разум
Критицизм как игра или развлечение
"Назад к Канту!"
Кант и евангельское дитя или сын человеческий
Почему практический разум не исполнил на деле то, что теоретический разум признал неисполнимым в мысли?
О категориях канта
К вопросу о двух разумах
Добавочные мысли к предшествующей статье
О соединении двух разумов
Еще к вопросу о двух разумах!..
Идея всемирно-мещанской истории
Идея всемирно-мещанской истории. 2-я статья
Наследие Канта
В чем заключается всеобщий категорический императив?
Ложный демократизм Канта
По поводу взгляда канта на автономию воли
Письмо К Н. П. Петерсону
Моральная казуистика Канта
Панлогизм или иллогизм?
Реформа гегелевой "логики"
Философ-чиновник
Супраморализм и гегелианизм
Последний философ-"мыслитель"
По поводу Шопенгауэра
По поводу книги В. Кожевникова «Философия чувства и веры»
О Гамане
Гаман и "Просвещение" XVIII века
О Якоби
"Я" и "не-я" с точки зрения философской и человеческой
О неокантианцах
Философ Черного царства (Новой Германии)
К статье "Философ черного царства"
Черный пророк и черный царь
Как возник "Заратуштра"?
Позитивистический момент в развитии Ницше
Последний философ
Конец философии
Бесчисленные невольные возвраты или единый, сознательный и добровольный возврат?
Произвол - творец учения о невольных возвратах
Шляхтич-философ
Лакейский аристократизм
Сверхчеловечество как порок и как добродетель
Бессмертие как привилегия сверхчеловеков
Нравственность - не барство и не рабство, а родство
Сверхчеловек - недоросль
О нравственности и мистицизме у Ницше
"По ту сторону добра и зла"
Недосказанное в этике "сверхчеловека"
Христианство против Ницшеанства
По ту сторону сострадания, или смех сверхчеловека
Властолюбие или отцелюбие?
Мыслитель-"ученый", "слишком ученый", то есть ученый-филистер
О "чрезмерности" и недостаточности истории
"Чрезмерность" или недостаточность истории?
Мысли об эстетике Ницше
Философия одурманивания
Трагическое и вакхическое у Шопенгауэра и Ницше
Об объединении искусств
Жизнь как опьянение или как отрезвление
Мировая трагедия
Что значит "стать самим собою"?
Блудный сын философии
Рождение или воссоздание?
«Amor Fati» или «Odium Fati»?
О двух нравственностях: тео-антропической и зоо-антропической
Агатодицея (оправдание добра) Соловьева и Теодицея (оправдание бога) Лейбница
О философии В. Соловьева
Кант и Ричль
О Ричле
Мысли о Ричле
"Школа ричлианского богословия"
Практическая философия Лотце, или наука о ценности бытия
Родоначальник славянофилов
О славянофилах-фарисеях и западниках-саддукеях
Неопределенность мыслей славянофилов об единении
О некоторых мыслях Киреевского
Сын, человек и их синтез - сын человеческий
Ни эгоизм, ни альтруизм, а родство!
Жить не для себя, ни для других - отрицание и альтруизма, и эгоизма
Непорочность физическая и нравственная - непременное условие бессмертия
О смертности
О великом будущем семьи и ничтожном будущем нынешнего общественного" дела
Конец сиротства; безграничное родство
К университетской или новофарисейской нравственности
Что такое "интеллигенты", т. е. ходящие новым или нынешним путем?
Мефистофель, как выразитель "светской культуры"
Бульварная апология смерти
Одно из противоречий "Сынов века сего"
Живое и мертвенное восприятие истории
Отношение торгово-промышленной "цивилизации" к памятникам прошлого
О начале и конце истории
Где начало истории?
Что такое русско-всемирная и всемирно-русская история?
Русская история - международная история
К спору о трех римах
Две противоположности
Значение "поклонения трех царей"
Кланяться или не кланяться?..
Об идеографическом письме
Искусство, его смысл и значение
Наука и искусство
Как началось искусство, чем оно стало и чем должно оно быть?
Искусство подобий (мнимого художественного восстановления) и искусство действительности (действительное воскрешение)
Коперниканское искусство
Как может быть разрешено противоречие между наукою и искусством?

из III тома "Философии общего дела"

Философия как выражение неродственности и родство
Одушевленные миры как выражение желания видеть миры управляемыми разумом и чувством
В Сократе сознание или философия перешла из области представления в область мышления
Для понимания Новой Истории Запада
Философия блудных сынов, чужаков
Великий синтез
Оценка ценностей
Ученое сословие как отживающее
Заметки о Канте
"Правильным следствием теоретической слабости…"
[Нужно] признать категории привычками
Мир есть представление
"Мир как воля и представление"
Вопросы из отечества заратуштры поклонникам европейского заратуштры (Ницше)
Ницше о цели и свободе
Супраморализм
Иоасаф-Царевич и могила Юс-Асафа в Кашмире. Ницше и мощи
Заметки о Ницше
О двух разумах. Агностицизм
Различие между этими двумя направлениями
Природа, утратившая сознание
Мысль и сила
Эволюция и коллективизм или воскрешение и объединение
Кризис Марксизма
Кризис социализма
"Историчность человека"
Критическая философия была продолжением метафизики
Вопрос о заглавии
Само собою понятно, что и такие статьи, как "Всемирная Выставка"
Положение, созданное отчасти печатанием отдельных статеек
О богатстве и бедности и [о] жизни и смерти

Заметки к работе "Вопрос о братстве, или родстве..."

Пред совершеннолетием
Смысл и цель жизни, или что может дать жизни наивысшую ценность
По голове - человек, по туловищу - скот и зверь
Человек или сын человеческий?
Вопрос о голоде как вопрос священный, религиозный
Возможен ли мир? Условие, при котором мир возможен
Супраморализм, т. е. само христианство
Падающие миры и существо, противодействующее падению, как первое выражение супраморализма
Пасха
Вертикальное положение, или Пасха
Супраморализм, или выход за пределы зла
Переход от высшего к низшему, от бога к человеку и возвышение его [человека] чрез наибольшую заповедь к заповеди "Будьте совершенны как бог-отец"
Пасхально-Кремлевские вопросы
Заметки к работе «Супраморализм»
Две программы пасхальных вопросов
Пояснения к «Пасхальным вопросам»
Пасхальные вопросы с программою их решения и указанием на благоприятные обстоятельства для решения этих вопросов
Схема-рисунок разрешения антиномии эгоизма и альтруизма
Схема-чертеж, изображающий антиномию эгоизма и альтруизма
О двух разумах и о двух жизнях
Эстетический супраморализм
Внутренняя регуляция, или преображение живущих, сынов...
Кремль как крепость и орудиярегуляции умерщвляющей силы и Кремль как кладбище и попытки оживления
К вопросу о времени, когда должно совершиться воскрешение или начаться переход с земли
Несмотря, однако, на столько поколений уже воскрешенных
Астрономия или история?
Единство истории и астрономии
История по отношению к астрономии
При разборе бумаг
К статье «Что такое история для неученых»
Август и Августин, творец града земного первый и града божия — второй
Падение Царьграда было великим уроком
Так называемая Средняя История
Хотя Новая История следует за Среднею
Золото и прах
12-й лист, при небольшом разъяснении, дает ответ
3-й Рим, что он есть и чем должен быть?
Москва — 3-й Рим, а четвертому не быть
"Святой благоверный великий князь Александр Невский", - сочинение М. Хитрова
Когда Наполеон, изучавший пред походом 12-года Россию
Откуда пошло славянофильство?
К чему приводит западничество!
О двухстолетнем юбилее незаконного сына 3-го Рима известного Маркиза С. Петербурга
Два события обращают
3-й Рим и 3-й Карфаген
О полярной столице
К паломничеству на Памир
31 января 1884 г
К статье «Самодержавие»

Комментарии

из II тома "Философии общего дела"
из III тома "Философии общего дела"
Вверх


Заметки к работе "Вопрос о братстве, или родстве..." 79

С незапамятных времен, с тех пор, как род человеческий стал себя помнить, его постоянно занимал вопрос о небратстве, в виде раздоров, вражды и т. п., приводящей к смерти и вытеснению всеобщему, как будто род человеческий и создан был для устранения смертоносного небратства, как будто братство составляет самое глубокое требование его природы, чувствительной к болям раздора, составляет отличительную черту его от пресмыкающихся, к земле лишь обращенных существ, способных лишь ощущать свою боль и не чувствовать этой боли в других и совершенно не способных судить о причинах небратства. Попыткам же устранения небратства и восстановления братства История потеряла счет, - попыткам, при которых не обращалось внимания на причины, производящие разъединение, небратство. Все религии, все секты так или иначе стремились разрешить этот вопрос. В последнее время явилась еще и наука, но она стремится к познанию причин вообще, а не причин небратства. Также постоянно и одновременно с попытками восстановления братства, хотя и независимо от них, производилось собирание всего писанного, всех произведений ума человеческого, и вообще всех останков прошедшего, вытесненного, не имеющих никакой, по-видимому, реальной ценности, т. е. созидались библиотеки и музеи. В этом лишь собирании и могла сказаться любовь к прошедшему, к отцам, чрез которых мы и братья.

Эти два стремления, одно к восстановлению братства, а другое к собиранию останков прошедшего, отеческого, возникшие независимо одно от другого, по-видимому не имеющие ничего общего между собою, совершенно чуждые одно другому, - очевидно предназначены одно для другого; ибо собрание всех произведений ума и останков прошедшего и собрание всех пишущих и мыслящих было бы учреждением бесцельным, если бы не поставило своею целью, своею задачею разрешения вопроса о небратстве, т. е. восстановления братства; Знание же было бы отвлеченным и бесплодным, если бы оно занималось лишь вопросом "почему сущее существует", - а не вопросом о том, почему живущее умирает, почему одно, т. е. последующее младшее, вытесняет другое (т. е. предыдущее старшее, каким бы прогрессом это вытеснение не прикрывалось), почему отцы наши умерли и мы стали не братья?!..

Итак, объединение всех живущих (сынов) в деле воскрешения умерших (отцов), чрез которое мы становимся братьями, и есть та задача, для которой нужно и собрание всего произведенного умом человеческим, и собрание всех мыслящих и пишущих, собрание для приготовления младшего поколения к исполнению этого дела; т. е. Музей есть вместе с тем и школа, согласная и даже неотделимая от храма. Повсеместное же распространение Школ-музеев с храмами и есть средство собирания, братотворения.

* * *

Второе введение к Слову о деле80 (всех сынов человеческих, имеющему предметом всех отцов) обращается к ученым светским*, своим и заграничным, указывая им на их недостаток, состоящий в отрицании ими духовного, разумного, чувствующего в мире и во всей природе, в самом человеке, и потому в отделении от сословия духовного, но отрицании, конечно, лишь словесном**. Указывая этот недостаток, введение предлагает и средство заменить словесное отрицание деловым аргументом, положительным, т. е. делом общим, которое может дать положительный ответ (обращая слепую силу в управляемую разумом), но отвергнуть, дать отрицательный результат не может.

Отрицая божественное управление в мире, теургию без мистицизма, без всякой мистики, признавая господство слепой силы, они (ученые светские) забывают, что это господство объясняется бездействием разумной силы, бездействием человеческого рода в совокупности. Главным же виновником этого бездействия нужно признать ученое сословие, которое, отделившись от духовного, теургического сословия, отделившись от народа, знание обратило в созерцание, мышление, наблюдение или в кабинетное дело, или опыт, тогда как следовало объединить все народы в труде познания слепой силы, носящей в себе голод, язву и смерть, и, делаясь орудием Божественной воли*, превращать эту самую слепую силу в управляемую разумом, смертоносную в живоносную. Отделение ученого светского сословия от духовного и от народа есть лишь выражение несовершеннолетия рода человеческого. Совершеннолетие или объединение в труде познания совершается чрез присоединение или воссоединение со школами-храмами, посвященными Пресвятой Троице (как образцу [единодушия и согласия]).

* * *

Второе введение обращается к ученым светским81, своим и заграничным по вопросу о повсеместном учреждении Школ-Музеев, - коих дело заключается не в хранении и изучении лишь останков протекшего и отжившего, и не в наблюдении только текущего, настоящего, но и в направлении этого текущего (регуляции природы) для восстановления и оживления протекшего, - и воссоединении их (Музеев) с школами-храмами, собирающими и научающими всех во имя и по образу Триединого Бога для внехрамового осуществления общего дела всех сынов как одного сына. Введение указывает на ислам как на внешнего врага России, с которым она борется почти 1000 лет, и умалчивает о нем как о внутреннем враге**. Оно не говорит также, что Магометанство вольному страданию и смерти Христа противопоставляет бегство Магомета, делая из него величайшее событие, эру. Не сказано во введении, что Ислам противоположен и Ветхому завету, ибо начинает не с утверждения "Аз есмь Господь Бог", а с отрицания "Нет Бога, кроме Бога..."83. Не приписывая ничего положительного Богу из опасения очеловечения Его (антропоморфизма), оно (Магометанство) делается бесчеловечным, считая защиту веры словом и делом, т. е. полемику и войну, высшею добродетелью.

Нынешняя наука, подчиняясь городскому торгово-промышленному духу, купцам и фабрикантам, трудясь для комфорта и роскоши, т. е. для богатства, с одной стороны, и для защиты его - с другой, т. е. для войны, она, нынешняя наука, оказывается гораздо более магометанскою, чем христианскою. Чистая же наука, как равнодушная к бедствиям человеческим, равнодушная и к добру, и к злу, - не христианская и не магометанская, но все-таки ближе к последнему, чем к первому, т. е. к деизму и гуманизму в смысле не снисхождения лишь чувственным животным потребностям, а признания их благами жизни.

Записка от неученых к ученым осуждает выделение их в особое сословие, которое сделало мышление своим делом, а потому оказалось совсем не понимающим дела. Известное Контовское учение видит теологическое там, где очевидно теургическое, т. е. дело, а не слово, не Богословское, а Богодейственное, хотя и не действительное, а в метафорическом видит метафизическое, т. е. не замечает замены дела словом. Не признавая дела совокупного*, т. е. не становясь причиною, вернее орудием, дающим направление текущему, само делается мимолетным явлением, ничего прочного, существенного в себе не заключающим, и утешается предсказанием исчезновения, смерти, ибо относится созерцательно, пассивно к течению, к ходу, считая его фатальным.

Кантовское учение видит в Боге идеал для созерцания, притом еще для людей не в их совокупности, а в отдельности, ограничивая область деятельности частными, общественными только делами, а не единым общим делом, которое совсем не признается. Но Бог есть Идеал для сословия только мыслящего и не знающего дела общего и единого, т. е. сословия, которое и Бога считает лишь мыслию, и себя призванным лишь к мысли, к мышлению, тогда как те, которые считают себя призванными к делу, т. е. считают себя орудиями Божественного дела, и Бога признают деятелем, творцом и искупителем, создателем и воссоздателем.

Нам представляется на выбор: быть ли орудиями слепой силы природы, орудиями взаимного истребления и орудиями опустошения и истощения природы или же орудиями Бога, орудиями воссоздания. Признать факт истребления, признать себя орудием истребления и отказаться от осуществления святого, Божьего дела, восстановления истребленного - значит стать позитивным, положительным человеком.

* * *

Переход от Истории как факта, или от раскаяния в том, что мы делали и делаем, к Истории как проекту, или к тому, что должны делать"84.

Общее заглавие записки должно быть вопросом об Общем Деле, т. е. проектом Истории, обращенным к людям мысли, к ученым духовного сана и военного дела, т. е. так называемого средневекового миросозерцания, и к ученым светского, гражданского, т. е. к людям нового мировоззрения, гуманистического, языческого, саморазрушающегося, ибо Новая История есть История падения и распадения. Указание на "Дело" есть ответ на вопрос о средстве восстановления родства, возникающий из сознания этих причин упадка родства. История как факт и состоит из сознания этих причин, а История как проект есть указание на средство. История как факт заключает в себе два направления: духовное (средневековое) и светское (нововековое)**. Первое видит в упадке родства зло, а последнее в замене родственного юридическим, гражданским, в эмансипации сынов и дочерей видит благо, т. е. свободу, которая и есть собственно рознь. Для восстановления единства (в братски-отеческом деле и всеобщеобязательном воспитании и в братски-сыновнем, в защите жизни, которая выражается в обязательной воинской повинности) необходимо обратиться и к людям нового мировоззрения, причем нужно не забывать, что первое, средневековое, хотя оно было военное, рыцарское, а вместе и духовное, но оно иначе относилось к усовершенствованию оружия, чем новое, по преимуществу гражданское. То, что новое считает прогрессом, то средневековое считало злом, налагало проклятие на употреблявших усовершенствованное оружие. Так восприняло оно и порох.

Записка, имеющая целью объединение (следствие сокрушения о раздоре), обращается к человеческому роду в его розни, выраженной в отделении духовного от светского, военного от гражданского, отделении, которое нам кажется уже нормальным, естественным, или же она (записка) обращается, с одной стороны, к духовному и военному* вместе, как имеющему нечто общее, убеждая первое благословлять на [1 слово неразб.] подвиг второе, а с другой стороны, к светско-гражданскому, которое враждебно и духовному, и военному, приглашая их от частных дел к общему, так как наибольшая противоположность выражена между духовно-военным и светско-гражданским. Когда воинская повинность объединит всех в труде регуляции, тогда военное дело не будет противоречить духовному, как средство спасения от голода, от греха раздора политического, гражданского.

Вопрос о Деле, обращенный к людям мысли или к ученым духовного сана и военного дела, т. е. людям средневекового мировоззрения, и к ученым светским, к людям мысли без общего дела, - гражданским, т. е. людям нововекового мировоззрения, к людям знания без общего дела, неопределенного гуманизма, есть вопрос о том, чем должно быть дело сыновнее (всеобщая воинская повинность) и дело отеческое (или всеобщее обязательное воспитание), чтобы быть - первое вполне братски-сыновним, или всесыновним, а последнее также вполне братски-отеческим, или всеотеческим, т. е. чтобы воинская повинность требовала не борьбы с себе подобными, братьями, чтобы она не была небратством, а воспитание было общим для всех или всех делало участниками знания слепой силы.., уничтожило [бы] разделение на ученых и неученых.

Кремль-крепость и Кремль-храм 85



В Музее, как органе изучения и обращения истребляющей силы в оживляющую, и заключается примирение светского и духовного

Призыв к ученым светским о соединении с учеными духовными или о соединении Храма, посвященного Пресвятой Троице как образцу согласия (или объединения сынов в деле отеческом), с Музеем как памятником предков, и соединении Музея, как органа изучения силы умерщвляющей, с Храмом трех Воскрешений, т. е. [об] обращении Кремлей, или центральных кладбищ и всех местных, в храмы-музеи, обращении смертоносной силы в живоносную, ибо Музеи - только представители кладбищ**. Светских нужно убедить, что религия есть культ предков, т. е. что Бог есть Бог отцов, ибо они не любят напоминания о смерти, а любят живое, т. е. сильнейшее проявление смерти, например, войско, разрушение самих себя и других. Духовных нужно убедить об участии знания в деле воскрешения и о Пр. Троице как образце.

Юбилей 1000-летия был праздником светским, т. е. началом государства или призыва князей, тогда как он, юбилей, был праздником и духовным, т. е. началом христианства, и ставил вопрос о противоречии между военно-гражданским и христианским, т. е. светским и духовным, о противоречии Музея и Храма*.

Для примирения светских с духовными нужно перевести термины Церковного языка на светский, расширив смысл последних. И светские поймут сокрушение о падении человека, грехе и смерти, четыредесятницу с неделями приготовительными, если будет указано некоторое сходство этого сокрушения с мировою скорбью, когда в учении о Троице будет указан образец такой жизни всех людей в совокупности, в которой мировая скорбь переходит во всемирную радость. Когда будет указано, почему понятный светским идеал нужно заменить проектом осуществления в самом мире того, что мы привыкли представлять вне мира, когда во внутренней жизни Триединого Божества будет указан путь, которым будут устранены пороки прогресса: превозношение младших над старшими, вытеснение сынами отцов, - тогда Триединое Божество станет образцом для всех. Относительно вытеснения русский народ сделал большие успехи. Можно смело сказать: не будь власти над ним, он давно бы избил всех своих стариков. Молодому трудно представить себя старым. Потому-то он и беспощаден к старости. Крестьянство не составляет исключения по отношению к старости. И нынешнее крестьянство решительно не могло бы назвать Христианское Крестьянским. Общая с животными любовь к детям еще остается, сверхживотная же любовь и почитание к родителям исчезает с каждым днем.

Если еще и можно назвать человечество Крестьянством, за исключением горожан и кочевников, ставших блудными сынами, то [следует сказать, что] крестьянство не осталось сынами человеческими, и Христианское, общее дело, Литургия и Пасха не станет крестьянским, т. е. Крестьянская наука, обращающая смертоносную силу в живоносную, не будет оживлять прах, превращать его в тело и кровь наших родителей; а между тем Россия - земля голода или неурожаев от засух и ливней, страна, куда сходятся пути всех заразных болезней от Востока и Запада, т. е. страна санитарно-продовольственного вопроса, который и составляет предмет крестьянской науки**.

Христианская вера обратилась бы в Платоническую философию, если бы не сделалась Крестьянскою. Название Крестьянскою Христианской не только отличает ее от Магометанской, как кочевой, и Языческой (деистической, политеистической), как городской, но выражает самую сущность Христианства: возвращение к праху предков, в село (Пасха) для оживления его, или воскрешения, для чего средством служит Крестьянская наука. Внехрамовая Литургия, которая не хлеб и вино, а самый прах должна превратить в плоть и кровь наших отцов, есть не что иное, как Крестьянская Литургия, Общее дело всех, ставших крестьянами. Таков результат 1000 летней Истории России, к коему должен был прийти Музей 3 го Рима, [в] земле крестьянской основанный в 999 году от основания Русского государства.

  • * В самом названии "светских ученых" открываются их недостатки, т. е., с одной стороны, отделение от "духовных", а с другой - от "неученых". Отделение от духовных дает цель мирскую, временную (комфорт). Отделение от неученых обусловливает отделение знания от дела.
  • ** Первое введение, обращаясь к ученым духовного сана, находит в них тот же недостаток, общий с светскими учеными, - в непризнавании человека орудием общего единого дела, Божьего дела, Богодейства, а только Богословия, и потому духовное сословие заслуживает также упрека в отделении от светского сословия; соединение, примирение этих двух сословий возможно лишь в деле Божием.
  • Если "дело" не будет предшествовать "молитве" или молитва не станет просьбою об общем деле (каковая молитва есть "Отче Наш", т. е. молитва о Царствии Божием, о господстве Воли Божией), то не человек станет орудием воли Божией, а молитва станет выражением желания обратить Бога в орудие воли или прихоти человеческой.
  • * что было бы согласно с просьбою в конце всякого рода прошения "предать себя, друг друга и всю жизнь Христу Богу", т. е. сделать весь род человеческий орудием Его воли.
  • ** Ильминский82 справедливо замечает, что "образование действует разлагающим образом на национальные и религиозные убеждения только нас, русских, тогда как для татарской интеллигенции в Оренбургском, Уфимском крае и в Крыму оно является силою".
  • * Правящего физическим, а следовательно, высшим (мета) физическим. Метафизическое - еще неполная секуляризация, неполное отрицание духовного. Позитивизм ставит человека ниже физического, подчиняет его слепой силе, отрицает не только в природе духовное, но и в самом человеке, делает его машиною. Позитивизм собственно признает два периода: 1. признание духа в природе и 2. отрицание духа в человеке. Метафизическое есть лишь переходное. Если же было [1 слово неразб.] доказательство, то теургическое должно стать теоантропоургическим, теоантропофизическим.
  • ** т. е. бритое, молодящееся или скрывающее под омолаживанием старение, под возрождением вырождение.
  • * Задача военного сословия заключается в том, чтобы удерживать граждан от открытой войны между собою, т. е. не только оружию, но и рукам не давать воли.
  • ** Музей - секуляризованный храм, как картина есть секуляризованная икона. Храм требует братства, Музей всенаучный должен дать средства осуществления.
  • * Перенесение в Москву Румянцевского Музея накануне 1000-летия, Музея Восточного вопроса; он поставлен у порога Москвы-реки, на предкремлевском холме (Музей Большой деревни), на второй Поклонной горе пред Кремлем под покровом двух чтителей Пр. Троицы: Музей Румянцевский, т. е. Музей Восточного вопроса, Музей Московский, т. е. Музей Третьего Рима.
  • ** Призыв ученых духовных и светских к соединению в вопросе о голоде, или продовольственно-санитарном вопросе. Вопрос о голоде, или продовольственно-санитарный, коим начинается записка, столько же касается духовных, как и светских.

Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Россия | Федоров Н.Ф. - Общее Дело
Заходов на страницу: 4203
Последний заход: 2019-11-07 11:25:55