Учителя России СМИРНОВ Б.Л. ФЕДОРОВ Н.Ф. ДАНИЛЕВСКИЙ Н.Я.
БИБЛИОТЕКА ВЫСКАЗЫВАНИЯ ФОТОАРХИВ НОВОСТИ ГОСТЕВАЯ КОНТАКТЫ

Федоров Н.Ф.

Мысли об эстетике Ницше

Статьи философского и эстетического содержания из II тома «Философии общего дела»
Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Россия | Федоров Н.Ф. - Общее Дело
Описание
Отзывы

из II тома "Философии общего дела"

Творение и воссоздавание
В чем свобода?
Два исторических типа мировоззрений
Об ограниченности западного "Просвещения"
О мировой целесообразности
Метафизики и агностики
Страшный суд философии
Иго Канта
Вариант статьи "Иго Канта"
О двух "критиках": городской, мещанской и сельской, крестьянской
Аксиомы Канта, как основы его критики
Кантизм, как сущность германизма
Знание и дело. - О двух разумах и двух сословиях или, вернее, о выделившемся из народа сословии
О пределах из "вне" и из "внутри"
Что такое постулат практического разума?
Призрачная автономия
Три разума и единый разум
Критицизм как игра или развлечение
"Назад к Канту!"
Кант и евангельское дитя или сын человеческий
Почему практический разум не исполнил на деле то, что теоретический разум признал неисполнимым в мысли?
О категориях канта
К вопросу о двух разумах
Добавочные мысли к предшествующей статье
О соединении двух разумов
Еще к вопросу о двух разумах!..
Идея всемирно-мещанской истории
Идея всемирно-мещанской истории. 2-я статья
Наследие Канта
В чем заключается всеобщий категорический императив?
Ложный демократизм Канта
По поводу взгляда канта на автономию воли
Письмо К Н. П. Петерсону
Моральная казуистика Канта
Панлогизм или иллогизм?
Реформа гегелевой "логики"
Философ-чиновник
Супраморализм и гегелианизм
Последний философ-"мыслитель"
По поводу Шопенгауэра
По поводу книги В. Кожевникова «Философия чувства и веры»
О Гамане
Гаман и "Просвещение" XVIII века
О Якоби
"Я" и "не-я" с точки зрения философской и человеческой
О неокантианцах
Философ Черного царства (Новой Германии)
К статье "Философ черного царства"
Черный пророк и черный царь
Как возник "Заратуштра"?
Позитивистический момент в развитии Ницше
Последний философ
Конец философии
Бесчисленные невольные возвраты или единый, сознательный и добровольный возврат?
Произвол - творец учения о невольных возвратах
Шляхтич-философ
Лакейский аристократизм
Сверхчеловечество как порок и как добродетель
Бессмертие как привилегия сверхчеловеков
Нравственность - не барство и не рабство, а родство
Сверхчеловек - недоросль
О нравственности и мистицизме у Ницше
"По ту сторону добра и зла"
Недосказанное в этике "сверхчеловека"
Христианство против Ницшеанства
По ту сторону сострадания, или смех сверхчеловека
Властолюбие или отцелюбие?
Мыслитель-"ученый", "слишком ученый", то есть ученый-филистер
О "чрезмерности" и недостаточности истории
"Чрезмерность" или недостаточность истории?

Мысли об эстетике Ницше

Философия одурманивания
Трагическое и вакхическое у Шопенгауэра и Ницше
Об объединении искусств
Жизнь как опьянение или как отрезвление
Мировая трагедия
Что значит "стать самим собою"?
Блудный сын философии
Рождение или воссоздание?
«Amor Fati» или «Odium Fati»?
О двух нравственностях: тео-антропической и зоо-антропической
Агатодицея (оправдание добра) Соловьева и Теодицея (оправдание бога) Лейбница
О философии В. Соловьева
Кант и Ричль
О Ричле
Мысли о Ричле
"Школа ричлианского богословия"
Практическая философия Лотце, или наука о ценности бытия
Родоначальник славянофилов
О славянофилах-фарисеях и западниках-саддукеях
Неопределенность мыслей славянофилов об единении
О некоторых мыслях Киреевского
Сын, человек и их синтез - сын человеческий
Ни эгоизм, ни альтруизм, а родство!
Жить не для себя, ни для других - отрицание и альтруизма, и эгоизма
Непорочность физическая и нравственная - непременное условие бессмертия
О смертности
О великом будущем семьи и ничтожном будущем нынешнего общественного" дела
Конец сиротства; безграничное родство
К университетской или новофарисейской нравственности
Что такое "интеллигенты", т. е. ходящие новым или нынешним путем?
Мефистофель, как выразитель "светской культуры"
Бульварная апология смерти
Одно из противоречий "Сынов века сего"
Живое и мертвенное восприятие истории
Отношение торгово-промышленной "цивилизации" к памятникам прошлого
О начале и конце истории
Где начало истории?
Что такое русско-всемирная и всемирно-русская история?
Русская история - международная история
К спору о трех римах
Две противоположности
Значение "поклонения трех царей"
Кланяться или не кланяться?..
Об идеографическом письме
Искусство, его смысл и значение
Наука и искусство
Как началось искусство, чем оно стало и чем должно оно быть?
Искусство подобий (мнимого художественного восстановления) и искусство действительности (действительное воскрешение)
Коперниканское искусство
Как может быть разрешено противоречие между наукою и искусством?

из III тома "Философии общего дела"

Философия как выражение неродственности и родство
Одушевленные миры как выражение желания видеть миры управляемыми разумом и чувством
В Сократе сознание или философия перешла из области представления в область мышления
Для понимания Новой Истории Запада
Философия блудных сынов, чужаков
Великий синтез
Оценка ценностей
Ученое сословие как отживающее
Заметки о Канте
"Правильным следствием теоретической слабости…"
[Нужно] признать категории привычками
Мир есть представление
"Мир как воля и представление"
Вопросы из отечества заратуштры поклонникам европейского заратуштры (Ницше)
Ницше о цели и свободе
Супраморализм
Иоасаф-Царевич и могила Юс-Асафа в Кашмире. Ницше и мощи
Заметки о Ницше
О двух разумах. Агностицизм
Различие между этими двумя направлениями
Природа, утратившая сознание
Мысль и сила
Эволюция и коллективизм или воскрешение и объединение
Кризис Марксизма
Кризис социализма
"Историчность человека"
Критическая философия была продолжением метафизики
Вопрос о заглавии
Само собою понятно, что и такие статьи, как "Всемирная Выставка"
Положение, созданное отчасти печатанием отдельных статеек
О богатстве и бедности и [о] жизни и смерти
Заметки к работе "Вопрос о братстве, или родстве..."
Пред совершеннолетием
Смысл и цель жизни, или что может дать жизни наивысшую ценность
По голове - человек, по туловищу - скот и зверь
Человек или сын человеческий?
Вопрос о голоде как вопрос священный, религиозный
Возможен ли мир? Условие, при котором мир возможен
Супраморализм, т. е. само христианство
Падающие миры и существо, противодействующее падению, как первое выражение супраморализма
Пасха
Вертикальное положение, или Пасха
Супраморализм, или выход за пределы зла
Переход от высшего к низшему, от бога к человеку и возвышение его [человека] чрез наибольшую заповедь к заповеди "Будьте совершенны как бог-отец"
Пасхально-Кремлевские вопросы
Заметки к работе «Супраморализм»
Две программы пасхальных вопросов
Пояснения к «Пасхальным вопросам»
Пасхальные вопросы с программою их решения и указанием на благоприятные обстоятельства для решения этих вопросов
Схема-рисунок разрешения антиномии эгоизма и альтруизма
Схема-чертеж, изображающий антиномию эгоизма и альтруизма
О двух разумах и о двух жизнях
Эстетический супраморализм
Внутренняя регуляция, или преображение живущих, сынов...
Кремль как крепость и орудиярегуляции умерщвляющей силы и Кремль как кладбище и попытки оживления
К вопросу о времени, когда должно совершиться воскрешение или начаться переход с земли
Несмотря, однако, на столько поколений уже воскрешенных
Астрономия или история?
Единство истории и астрономии
История по отношению к астрономии
При разборе бумаг
К статье «Что такое история для неученых»
Август и Августин, творец града земного первый и града божия — второй
Падение Царьграда было великим уроком
Так называемая Средняя История
Хотя Новая История следует за Среднею
Золото и прах
12-й лист, при небольшом разъяснении, дает ответ
3-й Рим, что он есть и чем должен быть?
Москва — 3-й Рим, а четвертому не быть
"Святой благоверный великий князь Александр Невский", - сочинение М. Хитрова
Когда Наполеон, изучавший пред походом 12-года Россию
Откуда пошло славянофильство?
К чему приводит западничество!
О двухстолетнем юбилее незаконного сына 3-го Рима известного Маркиза С. Петербурга
Два события обращают
3-й Рим и 3-й Карфаген
О полярной столице
К паломничеству на Памир
31 января 1884 г
К статье «Самодержавие»

Комментарии

из II тома "Философии общего дела"
из III тома "Философии общего дела"
Вверх


Мысли об эстетике Ницше

Для Ницше, как ученого, история есть книжка, а не дело, не жизнь; точно так же Ницше, как художнику, известно лишь или мертвое подобие пластических искусств, или только звук и его сочетания, без дела ими вызываемого, ими руководимого. Признавая в пластических искусствах лишь снимок, он вместе с Шопенгауэром видит в музыке полное проявление воли, вещи в самой себе и даже не замечает, что музыка необходимо требует дела, и что только дело всеобщее, регулирующее слепую, рождающую и умерщвляющую силу, может быть полным выражением воли, но уже не как проявления похоти, не как опьянения. Только музыка, соединяющая людей в один хор, в одном общем деле, ускоряющая и облегчающая это дело, может быть названа музыкою действительно содержательною, плодотворною, творческою, хотя еще и искусственною. Высшею же, естественною для сынов человеческих музыкою была бы та, под звуки коей собирались бы рассеянные частицы отцовских тел, слагались бы в их тела и в самих сынах вызывали бы ту силу, которая теперь проявляется в чувственном рождении. Музыка дела всеобщего не только противодействовала бы поглощению последующим предыдущего (сынами отцов), но и выражалась бы в восстановлении предыдущего, отцов.

Ницше можно признать ученым и художником; но нельзя его признать не только сыном человеческим, а даже и человеком в активном смысле. Сознавая себя бессильным противодействовать трагической гибели, он хочет показать, будто сам желает гибели и даже находит в этом какую-то доблесть. Не верх ли это тщеславия и пошлости?!. Христианская же эстетика выражается в осуществлении чаемого и в жизни будущего века.

Чем должна бы быть ницшеанская эстетика?

В противоположность происхождению греческой, т. е. языческой трагедии нужно поставить христианскую трагедию Великого Пятка, Субботы и Воскресения, или Пасхи Страдания и Пасхи Воскресения. Трагедия возникает из плачей и причитаний сынов и дочерей над отцами в их Великие Пятки и Субботы, что, конечно, ничего общего с вакхическим происхождением греческой трагедии не имеет, так как эти оргии надо считать искажением плачей. Когда мы слышим сокрушение людей, не имеющих сынов и дочерей, которые бы их оплакивали, то под оплакиванием разумеется отчитывание и отпевание, т. е. воскрешение.

У Толстого трагическое (преступление в "Крейцеровой сонате") также возникает из духа музыки; а теоретическому (по Ницше) соответствует у Толстого нравственное, но не истинное нравственное, а лишь метафорическое, не действительное воскресение, а только раскаяние, ничего не исправляющее, как у Нехлюдова в "Воскресении". Но что в нем толку, и на что нужно такое бесплодное толстовское воскресение, этот только внутренний переворот в Нехлюдове? Его воскресение показывает человеку, что преступление и даже ошибка непоправимы.

Учение Толстого об искусстве и пример приложения этого учения, данный в его "Воскресении", есть произведение человека, совершенно лишенного философского смысла, человека поразительно легкомысленного. При таком младенческом или ребяческом понимании весны, описанием которой начинается повесть, нельзя понять надлежащим образом и воскресения. Читал Толстой Шопенгауэра и не понял, что воля (Шопенгауэра) есть похоть, особенно сильно проявляющаяся весною; тогда как ученик Шопенгауэра Ницше понял такое значение весны, как видно из следующих слов: "Благодаря опьяняющему напитку, от действия которого речь всех первобытных людей и народов принимала форму гимна, или же благодаря приближению весны, имевшей могущественное влияние на всю природу и внушавшей ей похотливые желания, и пробуждались те соответствующие духу Диониса стремления, которые, будучи напряжены до сильной степени, доводят все субъективное в человеке до полного самозабвения"156. Дошли до этого самозабвения и Нехлюдов с Катюшей, весною же, и произвели на свет существо, которое, даже не достигнув выхода из самозабвения, лишилось не только сознания, но и жизни. Они же сами пробудились от сна, навеянного Аполлоном, от сна, при коем наслаждались кажущимся, видимостью, и сделались в конце концов Сократами, но не христианами; они пришли к сократовскому воскресению.

В стихотворении "Призыв"* слова "Брат, проснись!" относятся ко сну аполлоно-вакхическому, к ночи языческой и к дню мнимого воскресения и требуют уже не сократовского воскресения, а действительного. Правда, многим замена воскресения всеобщим воскрешением, т. е. всеми всех, представляется предерзостью, покушением на узурпацию права божественного, несвойственного якобы человеку. Но для разоблачения этого заблуждения достаточно сравнить вспоминаемый тем же Ницше арийский миф о Прометее со сказанием о грехопадении: в первом человек наказывается за присвоение себе божественных свойств; во втором он наказывается за любопытство, за ложь, за обман. И Христос наказывается за присвоение человеку божественных свойств. Но кем наказывается? - Самим же человеком! Если, следовательно, некоторым благочестивым христианам участие в деле воскрешения людей кажется присвоением божественных свойств, то очевидно, что в этом случае христиане становятся язычниками, смешивая Бога христианского с Зевсом, карателем добродетелей и жажды света и знания.

Но те, которые не впадают в такое заблуждение, для тех призыв к пробуждению есть призыв к действительному воскрешению. При таком пробуждении, "когда мы, мертвые, пробуждаемся"157, т. е. сонные, в аполлоно-вакхическом сне находящиеся, проснемся, тогда-то и рождается вопрос, не решенный ни Ибсеном об отношении Рубека к Ирене158, ни автором "Воскресших богов" об отношении Леонардо да Винчи к Джиоконде159. Трагическая дилемма, возникающая перед Рубеком и Иреною: невозможность с одной стороны удовлетвориться только подобием жизни в художественном произведении, а с другой - и самою жизнью, если она ограничена только чувственностью, - эта дилемма, конечно, не разрешаемая и слепою силою смертоносной лавины, может быть разрешена силою разумною, сознательным делом всех людей, трудом воскрешения, обращающим слепые влечения в воссозидающие силы, способные создать не подобие только жизни из камня или на полотне, а из праха, в который обращаются живые существа, вернуть к жизни само существо, тех, от кого некогда чувственным путем получили жизнь не удовлетворяющиеся ни чувственным счастием, ни одним художественным подобием жизни. Почему Рубек и Ирена, Леонардо и Джиоконда, создав художественное произведение из камня и на полотне, не довольствуются этим подобием, как мертвым, но и не решаются также дать волю и похоти, слепой и бессознательной? Потому, конечно, что половой акт есть преступление (грех для признающих греховность), грех против знания и самого искусства, как и нынешнее искусство, создание идола, есть грех и против жизни, и против знания; а то и другое есть грех против Бога отцов. Человек в этом акте является орудием слепой силы; он не знает и не управляет ни тем, что предшествовало этому акту, ни тем, что последовало за ним. Плод бессознательного увлечения повторяет в утробной жизни в общих чертах все пороки, представленные животным царством, произведением силы, не управляемой разумом. Явясь на свет, плод будет подобием родителей и предков. Половой грех тогда только будет искуплен, когда дана будет регулятивная форма способности давать подобие себе самим и своим отцам, и тому, что последует за этим актом, т. е.: это будет уже сознательное воспроизведение родителей к жизни бессмертной, а вместе с тем и условие собственного бессмертия. В таком решении, не фатальном, а сознательно-добровольном, и заключается наша, всех сынов человеческих цель, которую так болезненно и страстно искал XIX век. В ней, и только в ней, найдет человечество разрешение своих научных, художественных и нравственных задач.

Само собою понятно, что осуществление такой цели требует соединения теснейшего и непременно родственного, всеобщего и братского соединения, как и самое дело это есть общее для всех и родное, ближайшее для каждого. Только такое дело и может создать союз, т. е. единственно возможную форму умиротворения. Каковы бы ни были трудности задачи, тем не менее уже и прежде, в нашей русской истории бывали примеры объединения безупречного, бескорыстного, совершенно добровольного, хотя бы и кратковременного. Разумеем построение обыденных храмов. Порыв, создавший их, исходил уже не из духа вакхического, не из опьянения и похоти, а из воли в ее чистейшем проявлении, то есть из духа отрезвления; иными словами - из совершенной противоположности тому, как возникали хор и трагедия языческая. Бывали, конечно, и в древней Руси нередкие примеры распрей и побоищ, внушенных дурными страстями, духом опьянения, как, напр<имер>, новгородские буйства. Но тем более отрадным явлением было то объединение духовных и физических сил, которое проявлялось при созидании обыденных храмов. Построение их, быть может, также сопровождалось пением (вокальною музыкою), подобно походу к Троице-Сергию в 1892 году160, в год 500 летнего юбилея кончины Преподобного Сергия*. Но благочестивые, целомудренные хоры эти были полною противоположностью вакхическим хорам, превращавшим языческие торжества, дионисии и сатурналии, в безобразные оргии. Таким образом вопрос об обыденных храмах противопоставляется не только случаям массового религиозного экстаза, так называемым "ревивалям"162 нового времени, но и всем оргиям мира античного и Востока, древнего и нового.

  • * Здесь подразумевается написанное на мысли Николая Федоровича и помещенное в газете "Дон", 1898 г., в № 84 м стихотворение В. А. Кожевникова:
    Призыв
    Брат, проснись! зарей багровой
    Засиял восток:
    К жизни вечной, к жизни новой
    Дня зовет пророк
    Всех - на подвиг неустанный
    Общего труда,
    Чтоб настал нам день желанный,
    Светлый день, когда
    Знаньем движимые силы
    И всеобщий труд
    Спящим в сумраке могилы
    Жизнь воссоздадут,
    И, встряхнув оковы тленья
    С праха мертвецов,
    Возвратит день воскресенья
    Сыновьям отцов. (Примеч. В. А. Кожевникова.)
  • * Конечно, к сожалению, не вся толпа превратилась в хор (вокальный), да она и не могла бы в настоящее время превратиться в хор. Предположение: соединить толпу в построении обыденного храма Троицы на Ваганьках, где был уже в старину такой храм; затем Духом пения или отпевания, ставшего молебном, привести к мощам Преп. Сергия, а возвратясь оттуда, освятить Ваганьковский храм161, это предположение не могло состояться, потому что нынешняя толпа не была старою Русью лесной страны, где все были плотниками. Но если бы дело и состоялось, то это был бы лишь образ человеческого рода, ставшего хором отпевания на земле, как кладбище, на этой движущейся сцене, около очага, центра силы, которую отпевание, ставшее знанием этой силы, и должно превратить в воскрешающую.

Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Россия | Федоров Н.Ф. - Общее Дело
Заходов на страницу: 4784
Последний заход: 2019-02-15 15:20:49