Учителя России СМИРНОВ Б.Л. ФЕДОРОВ Н.Ф. ДАНИЛЕВСКИЙ Н.Я.
БИБЛИОТЕКА ВЫСКАЗЫВАНИЯ ФОТОАРХИВ НОВОСТИ ГОСТЕВАЯ КОНТАКТЫ

Федоров Н.Ф.

О философии В. Соловьева

Статьи философского и эстетического содержания из II тома «Философии общего дела»
Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Россия | Федоров Н.Ф. - Общее Дело
Описание
Отзывы

из II тома "Философии общего дела"

Творение и воссоздавание
В чем свобода?
Два исторических типа мировоззрений
Об ограниченности западного "Просвещения"
О мировой целесообразности
Метафизики и агностики
Страшный суд философии
Иго Канта
Вариант статьи "Иго Канта"
О двух "критиках": городской, мещанской и сельской, крестьянской
Аксиомы Канта, как основы его критики
Кантизм, как сущность германизма
Знание и дело. - О двух разумах и двух сословиях или, вернее, о выделившемся из народа сословии
О пределах из "вне" и из "внутри"
Что такое постулат практического разума?
Призрачная автономия
Три разума и единый разум
Критицизм как игра или развлечение
"Назад к Канту!"
Кант и евангельское дитя или сын человеческий
Почему практический разум не исполнил на деле то, что теоретический разум признал неисполнимым в мысли?
О категориях канта
К вопросу о двух разумах
Добавочные мысли к предшествующей статье
О соединении двух разумов
Еще к вопросу о двух разумах!..
Идея всемирно-мещанской истории
Идея всемирно-мещанской истории. 2-я статья
Наследие Канта
В чем заключается всеобщий категорический императив?
Ложный демократизм Канта
По поводу взгляда канта на автономию воли
Письмо К Н. П. Петерсону
Моральная казуистика Канта
Панлогизм или иллогизм?
Реформа гегелевой "логики"
Философ-чиновник
Супраморализм и гегелианизм
Последний философ-"мыслитель"
По поводу Шопенгауэра
По поводу книги В. Кожевникова «Философия чувства и веры»
О Гамане
Гаман и "Просвещение" XVIII века
О Якоби
"Я" и "не-я" с точки зрения философской и человеческой
О неокантианцах
Философ Черного царства (Новой Германии)
К статье "Философ черного царства"
Черный пророк и черный царь
Как возник "Заратуштра"?
Позитивистический момент в развитии Ницше
Последний философ
Конец философии
Бесчисленные невольные возвраты или единый, сознательный и добровольный возврат?
Произвол - творец учения о невольных возвратах
Шляхтич-философ
Лакейский аристократизм
Сверхчеловечество как порок и как добродетель
Бессмертие как привилегия сверхчеловеков
Нравственность - не барство и не рабство, а родство
Сверхчеловек - недоросль
О нравственности и мистицизме у Ницше
"По ту сторону добра и зла"
Недосказанное в этике "сверхчеловека"
Христианство против Ницшеанства
По ту сторону сострадания, или смех сверхчеловека
Властолюбие или отцелюбие?
Мыслитель-"ученый", "слишком ученый", то есть ученый-филистер
О "чрезмерности" и недостаточности истории
"Чрезмерность" или недостаточность истории?
Мысли об эстетике Ницше
Философия одурманивания
Трагическое и вакхическое у Шопенгауэра и Ницше
Об объединении искусств
Жизнь как опьянение или как отрезвление
Мировая трагедия
Что значит "стать самим собою"?
Блудный сын философии
Рождение или воссоздание?
«Amor Fati» или «Odium Fati»?
О двух нравственностях: тео-антропической и зоо-антропической
Агатодицея (оправдание добра) Соловьева и Теодицея (оправдание бога) Лейбница

О философии В. Соловьева

Кант и Ричль
О Ричле
Мысли о Ричле
"Школа ричлианского богословия"
Практическая философия Лотце, или наука о ценности бытия
Родоначальник славянофилов
О славянофилах-фарисеях и западниках-саддукеях
Неопределенность мыслей славянофилов об единении
О некоторых мыслях Киреевского
Сын, человек и их синтез - сын человеческий
Ни эгоизм, ни альтруизм, а родство!
Жить не для себя, ни для других - отрицание и альтруизма, и эгоизма
Непорочность физическая и нравственная - непременное условие бессмертия
О смертности
О великом будущем семьи и ничтожном будущем нынешнего общественного" дела
Конец сиротства; безграничное родство
К университетской или новофарисейской нравственности
Что такое "интеллигенты", т. е. ходящие новым или нынешним путем?
Мефистофель, как выразитель "светской культуры"
Бульварная апология смерти
Одно из противоречий "Сынов века сего"
Живое и мертвенное восприятие истории
Отношение торгово-промышленной "цивилизации" к памятникам прошлого
О начале и конце истории
Где начало истории?
Что такое русско-всемирная и всемирно-русская история?
Русская история - международная история
К спору о трех римах
Две противоположности
Значение "поклонения трех царей"
Кланяться или не кланяться?..
Об идеографическом письме
Искусство, его смысл и значение
Наука и искусство
Как началось искусство, чем оно стало и чем должно оно быть?
Искусство подобий (мнимого художественного восстановления) и искусство действительности (действительное воскрешение)
Коперниканское искусство
Как может быть разрешено противоречие между наукою и искусством?

из III тома "Философии общего дела"

Философия как выражение неродственности и родство
Одушевленные миры как выражение желания видеть миры управляемыми разумом и чувством
В Сократе сознание или философия перешла из области представления в область мышления
Для понимания Новой Истории Запада
Философия блудных сынов, чужаков
Великий синтез
Оценка ценностей
Ученое сословие как отживающее
Заметки о Канте
"Правильным следствием теоретической слабости…"
[Нужно] признать категории привычками
Мир есть представление
"Мир как воля и представление"
Вопросы из отечества заратуштры поклонникам европейского заратуштры (Ницше)
Ницше о цели и свободе
Супраморализм
Иоасаф-Царевич и могила Юс-Асафа в Кашмире. Ницше и мощи
Заметки о Ницше
О двух разумах. Агностицизм
Различие между этими двумя направлениями
Природа, утратившая сознание
Мысль и сила
Эволюция и коллективизм или воскрешение и объединение
Кризис Марксизма
Кризис социализма
"Историчность человека"
Критическая философия была продолжением метафизики
Вопрос о заглавии
Само собою понятно, что и такие статьи, как "Всемирная Выставка"
Положение, созданное отчасти печатанием отдельных статеек
О богатстве и бедности и [о] жизни и смерти
Заметки к работе "Вопрос о братстве, или родстве..."
Пред совершеннолетием
Смысл и цель жизни, или что может дать жизни наивысшую ценность
По голове - человек, по туловищу - скот и зверь
Человек или сын человеческий?
Вопрос о голоде как вопрос священный, религиозный
Возможен ли мир? Условие, при котором мир возможен
Супраморализм, т. е. само христианство
Падающие миры и существо, противодействующее падению, как первое выражение супраморализма
Пасха
Вертикальное положение, или Пасха
Супраморализм, или выход за пределы зла
Переход от высшего к низшему, от бога к человеку и возвышение его [человека] чрез наибольшую заповедь к заповеди "Будьте совершенны как бог-отец"
Пасхально-Кремлевские вопросы
Заметки к работе «Супраморализм»
Две программы пасхальных вопросов
Пояснения к «Пасхальным вопросам»
Пасхальные вопросы с программою их решения и указанием на благоприятные обстоятельства для решения этих вопросов
Схема-рисунок разрешения антиномии эгоизма и альтруизма
Схема-чертеж, изображающий антиномию эгоизма и альтруизма
О двух разумах и о двух жизнях
Эстетический супраморализм
Внутренняя регуляция, или преображение живущих, сынов...
Кремль как крепость и орудиярегуляции умерщвляющей силы и Кремль как кладбище и попытки оживления
К вопросу о времени, когда должно совершиться воскрешение или начаться переход с земли
Несмотря, однако, на столько поколений уже воскрешенных
Астрономия или история?
Единство истории и астрономии
История по отношению к астрономии
При разборе бумаг
К статье «Что такое история для неученых»
Август и Августин, творец града земного первый и града божия — второй
Падение Царьграда было великим уроком
Так называемая Средняя История
Хотя Новая История следует за Среднею
Золото и прах
12-й лист, при небольшом разъяснении, дает ответ
3-й Рим, что он есть и чем должен быть?
Москва — 3-й Рим, а четвертому не быть
"Святой благоверный великий князь Александр Невский", - сочинение М. Хитрова
Когда Наполеон, изучавший пред походом 12-года Россию
Откуда пошло славянофильство?
К чему приводит западничество!
О двухстолетнем юбилее незаконного сына 3-го Рима известного Маркиза С. Петербурга
Два события обращают
3-й Рим и 3-й Карфаген
О полярной столице
К паломничеству на Памир
31 января 1884 г
К статье «Самодержавие»

Комментарии

из II тома "Философии общего дела"
из III тома "Философии общего дела"
Вверх


О философии В. Соловьева

(Наброски)

То, что Соловьев, отвергнувши "отвлеченные начала", обозначает однако отвлеченным же термином "положительного всеединства", то следовало бы назвать "конкретным супраморализмом", воссоединяющим нравственное с умственным и эстетическим195. Этот супраморализм и есть спасение миров падающих и распавшихся возвращением умерших поколений к сознанию и к жизни совокупными силами всех живущих, а через то - и переход самой природы к сознанию и управлению собою, во исполнение воли не абсолютного первоначала или Всеединого духа, а Триединого Бога, в Коем безграничная Любовь Сына и Духа к Отцу отрицает самую возможность смерти.

--------------------

Соловьев отвергает национальное, но не отрицает сословности, а его философия и есть произведение сословия, обреченного на бездействие и осужденного на одно мышление, тогда как супраморализм делает всех познающими. Философия, понимаемая лишь как мышление, есть произведение еще младенчествующего человечества, хотя философов и любят олицетворять в старческом облике.

Доказывать несостоятельность западной философии не значит ли доказывать несостоятельность философии вообще, то есть принадлежность ее к несовершеннолетию196. Но философия, понимаемая не как чистое только мышление, а как проект дела, есть уже переход к совершеннолетию.

--------------------

Соловьев, говоря, что философия в форме рационалистического познания подтверждает созерцания религии, хочет, конечно, сказать, что религия есть также - философия, что и она облекается в форму представлений, тогда как она в действительности обращает представления в проект дела, благодаря чему и сама философия становится переходом от мысли к делу.

"В религиозных основах, - говорит Соловьев, - человек с ослабевшим религиозным чувством, отдалившийся от основ веры и от понимания религиозного символизма, кажущегося ему собранием устарелых и выветрившихся форм, найдет им объяснение, не противоречащее разуму, приятное художественному чувству и отрадное сердцу" (§ 9 и 10). Но основы религии вовсе не так уж слабы, чтобы нуждаться в таких объяснениях и оправданиях; да и противники основ религии вовсе не так уж сильны. Добро истинное, реальное, а не отвлеченное, есть такая мощь и сила, что перед ним должны повергнуться ниц, как не имеющие оправдания, все пытающиеся опровергать его или восставать против него.

Если бы рационалистическое, ограничивающееся кругом общих логических понятий, вмещало в себя и понятия проективные, а эмпирическое, ограничивающееся частными данными феноменальной действительности, обладало бы данными всеобщими, которые получились бы наблюдением и опытом всеобщим, через воздействие на феноменальную действительность как на целое, в отличие от производимого в искусственной среде частичного опыта, - тогда оба направления, рационалистическое и эмпирическое, сошлись бы не в отрицании бытия, как познающего и познаваемого, а в утверждении того и другого и воскрешения вещественного, телесного.

Соловьев же так и остался ученым, профессором; он не возвысился до признания познавания не за привилегию одного сословия "ученых", а за право и обязанность всех разумных существ. Его "учено-сословный" взгляд стоит в тесной связи с установившимся в этом кругу понятием о самой философии, как такой мудрости, которая, паря высоко, не считает нужным нисходить до задач практического дела. Философия, как произведение теоретического разума, и может быть только отвлеченною. Чтобы сделаться знанием конкретным и живым, она должна стать знанием не только того, что есть, но и того, что должно быть, то есть она должна из пассивного умозрительного объяснения сущего стать активным проектом долженствующего быть, проектом всеобщего дела. Тогда объединятся два разума, теоретический и практический, и не будет разделения ученых и неученых на два обособленных сословия; все живущие будут познающими, и это познавание будет не отвлеченным, а живым; знание сольется с делом.

Непостижимо, кaк Соловьев, говоря, что чистое мышление без эмпирического невозможно, не видит, что тем самым он отвергает философов, замкнувшихся в своей области, вне народа и без народа, отвергает и теоретический разум без проекта дела. Изумительно, как Соловьев не понимает, что из эмпирических данных или, просто сказать, наблюдений, сделанных кое-где и кое-когда, невозможны верные, надежные выводы. Нельзя ограничивать знания учеными кабинетами специалистов для случайных и разрозненных наблюдений и опытов. Надо весь народ (в соответствующем распределении задач и приемов их решения) и даже все народы ввести в дело познавания. Только тогда станет возможным знание, а вместе с ним и дело. Иначе и наука, и философия останутся немощными. Чем иным, как не бессильным и бессодержательным отвлеченным понятием, будет и сам "Конкретный всеединый Дух", если он никого ни к чему не обязывает, ничего во внешнем мире не изменяет?..

--------------------

У этого философа даже и этика - не действие. Он пишет о "последней цели и высшем благе". Но загадкою остается, как и почему неопределенная цель и столь же неопределенное благо "достигаются совокупностью существ посредством логически необходимого, абсолютно целостного хода мирового развития (без нашего, стало быть, участия и помимо нашей воли! - Н. Ф.), развития, цель которого есть уничтожение вещественного мира, как вещественного, и восстановление его, как царства духов во всеобщности Духа Абсолютного"197. Невозможно быть более антихристианским, более буддистским! Оставаясь христианским мыслителем, можно было бы избежать и абстрактного формализма, и личной гибели в бездне Абсолютного Духа. Поставим вместо Всеединого Духа Триединый Дух, и мы получим образец для всех сынов и дочерей по отношению к отцам, - образец того, чем мы должны быть не каждый в отдельности, а все в совокупности. Здесь - последняя цель и высшее благо для сынов умерших отцов, и цель очевидная. Точно так же очевидна она и для всех живущих, как возвращение жизни умершим. Наоборот, понятие последней цели, выводимое мистическим умозрением, в корне ошибочно: считать последнею целью "уничтожение вещественного" значит отождествлять последнее со смертью. Высшее благо Соловьев видел не в восстановлении реального, а в установлении мистического; он не случайно покинул физико-математический факультет ради "словесного" и философского, ибо действительная сила, сообщаемая человечеству физикою (знанием природы), казалась ему совершенно ничтожною сравнительно с мнимою силою, даруемою мистицизмом, магией, каббалистикою... На самом же деле последняя цель (всеобщее воскрешение) может быть достигнута не "уничтожением" вещественной стороны мира, не умалением ресурсов его, а объединением и усовершенствованным развитием всех сил природы, вещественных и духовных, но развитием не в процессе невольной эволюции, а в сознательном и волевом процессе ругуляции существами разумными и нравственными, трудящимися в совокупности для общего дела.

Мистические средства могут быть признаваемы, лишь пока не явились средства действительные, а таковых в настоящее время уже не мало, хотя их должно бы быть несравненно больше: попытки регуляции метеорического процесса, дождя, града, гроз, полярного сияния; попытки отвода подземных гроз, землетрясений; попытки искоренения заразных болезней; противодействие одряхлению организма; наконец, попытки оживления последнего, например, опыты возбуждения деятельности сердца по прошествии многих часов после признания наступления действительной смерти... Вот реальный путь не к упразднению, а к усовершенствованию вещественного мира и к его реальному, не мистическому одухотворению и оживлению.

Если Соловьев предпочел реальным средствам мироулучшения средства каббалистические и тому подобные, то, быть может, потому что они дают большую силу (хотя только мнимую) не всем, а лишь избранным? Соловьев во всю жизнь хотел быть сверхчеловеком: то - медиумом, то - каббалистом, то наконец - пророком. "Чем должны быть провозвестники долга воскрешения?" - спрашивал Соловьев; но полученный им ответ* "Ничем особенным и ничем обособленным" его не удовлетворил - неужели потому, что в таком случае пришлось бы отказаться от всяких привилегий, тогда как он даже в посмертно опубликованной статье о Лермонтове дарует привилегию бессмертия лишь сверхчеловеку198. Как и Толстой, он решительно не понимал безусловной скромности: не выдвигаться, не выставляться, стушевываться...

  • * Николая Федоровича. (Примеч. В. А. Кожевникова.)

Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Россия | Федоров Н.Ф. - Общее Дело
Заходов на страницу: 4317
Последний заход: 2018-01-14 00:25:05